1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Гипертония и наркоз

Наркоз при гипертонии

Наркоз и давление

Средства для наркоза незначительно снижают давление, урежают пульс и частоту дыхания. Но это при условии, что при наркозе показатели давления находились в пределах нормы. Низкое или высокое давление в сочетании с наркозом может дать серьезные осложнения, поэтому специалисты перед операцией стремятся урегулировать все показатели.

Общие сведения

Общий наркоз — временное торможение функций центральной нервной системы, которое сопровождается выключением сознания, угнетением чувствительности, миорелаксацией, угнетением рефлексов и анальгезией для проведения оперативного вмешательства. Общая анестезия осуществляется за счет подавления синаптической связи между нейронами. Существует 4 последовательных стадии общего обезболивания, каждая из которых характеризуется разными показателями:

  • АД ― артериального давления;
  • ЧСС ― частоты сердечных сокращений;
  • ЧД ― частоты дыхания.

Вернуться к оглавлению

Как влияет наркоз на давление?

Влияние на нормальное АД представлено в виде таблицы:

Реакция, когда повышенное давление

  • Возможна большая потери крови при проведении операции.
  • Кровоизлияние в головной мозг.
  • Гиперчувствительность сердца и сосудов к операционному вмешательству и наркотическим средствам.
  • Развитие тяжелой сердечной недостаточности.

Вернуться к оглавлению

При пониженном давлении

  • Возможен гиповолемический шок.
  • Остановка сердца.

Вернуться к оглавлению

Чем опасен наркоз?

В случае передозировки, если наркозные средства задели дыхательный и сосудисто-двигательный центры продолговатого мозга, начинается агональная стадия. Дыхание останавливается и наступает смерть. Помимо передозировки, возникают и другие осложнения:

  • Гипоксический синдром, который может быть обусловлен обтурацией дыхательных путей рвотными массами, ларингоспазмом и бронхоспазмом.
  • Гипертонический криз, геморрагический инсульт, если перед операцией не была уст ранена гипертензия. Гипотонический криз может возникнуть из-за кровопотери или, если в наркоз вводят при пониженном давлении. Редко может быть инфаркт миокарда, отек легких и тромбоз малого круга кровообращения.
  • Анафилактический шок. Функциональная недостаточность надпочечников.
  • После наркоза могут наблюдаться скачки артериального давления.

Вернуться к оглавлению

Противопоказания

  • Гормональные патологии в стадии декомпенсации.
  • Тяжелая степень заболеваний сердечно-сосудистой системы, печеночной и почечной недостаточности.
  • Аритмия, экстрасистолия.
  • Тяжелая форма бронхиальной астмы.
  • Перенесенные ранее инфаркты или инсульты.

Опасен искусственный сон при интоксикации вследствие приема алкоголя или наркотических средств.

Эти противопоказания учитываются, если операция плановая, и еще можно смягчить их проявления. Но если требуется срочное оперативное вмешательство, то введение в общий наркоз производится в любом случае. Не стоит отказываться от общей анестезии, если специалист настаивает на проведении операции. Компетентный анестезиолог в состоянии подобрать оптимальную комбинацию препаратов, чтобы снизить риск осложнений.

Давление при наркозе

Оперативное вмешательство оказывает серьезную нагрузку на организм человека. Повышенное давление после наркоза также опасно, как и пониженное, так как может привести к летальному исходу. Если существует гипертоническая болезнь, то пациенту проводят подготовительную терапию, которая должна снизить риск развития серьезных осложнений в процессе операции.

Как сказывается наркоз на АД?

При повышенном давлении

Существуют случаи, когда уровень артериального давления остается высоким, даже с учетом действия на нервную систему угнетающего средства. В таком состоянии может развиться ряд осложнений, которые несут угрозу для жизни человека:

  • кровоизлияние в мозг;
  • сердечная недостаточность;
  • резкий скачок давления;
  • критическое изменение сердечного ритма.

Больному со стабильной гипертонической болезнью проводят предварительный лечебный курс для нормализации уровня АД.

При пониженном давлении

Если у гипертоников существует риск повышения уровня АД, то у гипотоников эффект может быть обратным. Действие наркоза может привести к резкому снижению давления в процессе операции, поэтому жизненные показатели человека тщательно фиксируются. Но также возможны серьезные отклонения во время хирургического вмешательства, а именно:

  • острая гипоксия мозга;
  • внезапная остановка сердечной мышцы.

Вернуться к оглавлению

Осложнения после введения наркоза

Как и любое медикаментозное воздействие на организм, наркоз может привести к серьезным последствиям, а именно:

  • Передозировка. Это приводит к остановке дыхательной функции, вследствие чего наступает смерть.
  • Гипертонический криз. Состояние наступает, если обезболивающее было введено при пониженном уровне АД.
  • Анафилактический шок. Происходит, когда почки не справляются со своей работой.

Вернуться к оглавлению

Высокое давление после наркоза

Когда применяется общий наркоз, то показатели уровня АД всегда понижены. Это происходит из-за принципа действия медикаментов, которые применяют для устранения боли. Они воздействуют на работу нервной системы и замедляют ее, что приводит к снижению активности всех процессов в организме. Впервые 24 часа после проведения хирургических манипуляций, уровень АД будет ниже привычного на 15—20 ед.

Такой симптом чаще всего может быть у людей, изначально страдавших гипертонической болезнью.

Высокий показатель давления наблюдается у людей, давно страдающих гипертонической болезнью. Это объясняется тем, что нарушается эластичность сосудистой системы, происходит снижение гибкости и быстроты отклика на раздражители. После окончания действия наркоза, тонус сосудов резко повышается, т. е. возвращается в нормальное состояние. Из-за продолжительности пребывания сосудов в пониженном ритме их стенки подвергаются повышенной нагрузке, поэтому наблюдается повышение уровня давления, вместо привычного снижения.

Когда наркоз запрещен?

В случае когда существует угроза для жизни человека и требуется экстренное вмешательство, применяется наркоз, который больше всего подходит в этой ситуации. Если же оперативный метод выбран заблаговременно, и в процессе обследования выявлены противопоказания, то врач откладывает операцию. К главным факторам, на которые обращают внимание, относятся:

  • патологии гормонального типа;
  • невротические и психологические отклонения;
  • затрудненное поступление крови к мозгу;
  • инфаркт полугодовалой давности;
  • стенокардия;
  • высокое давление (диастолическое) >110 мм рт. ст.;
  • некомпенсированная недостаточность миокарда;
  • тяжелая стадия стеноза митрального или аортального клапана;
  • астма тяжелого течения;
  • острые патологии дыхательных путей;
  • сильное воздействие наркотиков или алкоголя.

Уровень артериального давления (АД) может серьезно меняться под воздействием наркоза. Показатели падают из-за замедления всех процессов, однако при систематической гипертонической болезни показатели остаются неизменными или резко повышаются. Это может привести к серьезным осложнениям, а также угрожать жизни человека.

Повышенное давление после наркоза: в чем причина и как лечить?

У здорового человека после наркоза наблюдается снижение артериального давления и кратковременная брадикардия. Это обусловлено особенностью влияния препаратов для анестезии на организм. Повышенное давление после наркоза может наблюдаться у гипертоников из-за снижения эластичности сосудов. В большинстве случаев это кратковременное явление, но при значительном повышении артериального давления необходимо принять соответствующие меры.

Почему после наркоза меняется давление?

В норме давление после общего наркоза всегда пониженное. Это обусловлено принципом действия препаратов, применяемых для обезболивания. Они тормозят деятельность нервной системы, в результате все процессы в организме замедляются. Так как нервной системе необходимо время для восстановления, в первые сутки после общего наркоза возможен упадок сил и головокружение, обусловленные снижением давления на 15-20 мм.рт.ст. по сравнению с нормальными для человека показателями.

Повышенное артериальное давление после наркоза – это проблема гипертоников. Это объясняется следующими механизмами, протекающими в организме.

Длительное течение гипертонической болезни приводит к нарушению эластичности сосудов. Они теряют гибкость и уже не могут быстро реагировать на изменение внутренних и внешних условиях. Из-за потери эластичности, изменение сосудистого тонуса происходит медленно и обычно он всегда повышен, что объясняется особенностями работы сердечно-сосудистой системы.

У гипертоников эластичность сосудов недостаточна для адекватного реагирования

В момент введения наркоза происходит замедление всех процессов в организме. Отсутствие болевого синдрома объясняется влиянием на нервную систему, которая угнетает работу определенных рецепторов. В это время у каждого человека, включая гипертоников, замедляются все процессы, протекающие в организме, включая давление, сердцебиение и дыхание.

После того, как наркоз перестает действовать, сосудистый тонус стремительно повышается, то есть приходит в нормальное состояние, характерное для гипертонической болезни. Из-за длительного снижения тонуса сосудов в момент действия наркоза, слишком жесткие стенки испытывают еще большую нагрузку, поэтому давление повышается. К примеру, если до проведения операции у гипертоника всегда сохранялось давление 150 мм.рт.ст, после прекращения действия наркоза оно может подскочить до 170. Такое состояние сохраняется в течение некоторого времени, а затем давление вновь приходит в норму.

Чем опасно повышение АД во время операции?

В редких случаях при гипертонии давление остается высоким даже несмотря на действие наркоза. Это явление опасно и требует контроля состояния пациента во время проведения операции.

Существует ряд рисков при введении сильнодействующей анестезии гипертоникам. К ним относят:

  • кровоизлияния в мозг в ходе проведения операции;
  • нарушение сердечного ритма в ответ на действие наркоза;
  • сердечную недостаточность;
  • гипертонический криз после прекращения действия наркоза.

Предупредить опасные осложнения помогает адекватная терапия гипертонии перед оперативным вмешательством. Обычно оперирующий врач, зная о высоком давлении у пациента, дает ряд рекомендаций за некоторое время перед операцией. Это позволяет свести к минимуму негативные последствия анестезии.

Высокое давление во время оперативного вмешательства может спровоцировать кровотечение

Гипотония и наркоз

Если при гипертонии опасность заключается в том, что давление остается высоким и во время действия наркоза, и после операции, то при гипотонии риски обусловлены внезапным падением артериального давления.

После обезболивания низкое давление падает еще ниже, особенно при введении общего наркоза. Во время операции жизненные показатели пациенты тщательно отслеживаются, так как существует риск падения давления до критических значений.

В ходе проведения операции возможно появление негативных реакций организма на действие наркоза. Для гипотоников это опасно острой гипоксией головного мозга и внезапной остановкой сердца.

Помощь гипертоникам после наркоза

Разобравшись, что давление действительно может повыситься после наркоза, следует предварительно проконсультироваться с анестезиологом и оперирующим врачом о методах снижения давления после прекращения действия обезболивания.

Обычно гипертоникам делают инъекцию магнезии для снижения в больнице. Персонал клиники тщательно отслеживает колебания артериального давления пациента как в момент проведения операции, так и после прекращения действия наркоза.

При неэффективности магнезии могут быть использованы более сильнодействующие препараты. Помимо препаратов, пациенту, склонному к повышению артериального давления, показан постельный режим, независимо от вида операции, и покой. Для ускорения восстановления после наркоза необходимо сбалансированное питание.

Перед проведением операции гипертоник должен сообщить врачу о всех аллергических реакциях на препараты. Обязательно необходимо поставить врача в известность о лекарствах гипотензивного действия, которые пациент принимает постоянно.

Несмотря на дискомфорт при скачке давления, пациенту не о чем беспокоиться, так как нормализация артериального давления после проведенной операции проводится квалифицированными специалистами.

Артериальная гипертензия и наркоз

Принципы лечения артериальной гипертензии в периоперационном периоде значительно изменились за последние 30 лет вследствие проведения широкомасштабных проспективных рандомизированных исследований периоперационных исходов в зависимости от контроля артериального давления (АД). Были выявлены некоторые клинические особенности:

  • лабильное АД чаще встречается у лиц, не получающих гипотензивной терапии;
  • у пациентов с плохо контролируемой артериальной гипертензией после сосудистых операций (на сонных артериях) отмечается повышение АД.

Всемирная Организация Здравоохранения выделяет несколько уровней повышения АД при артериальной гипертензии:

  • прегипертензия: систолическое артериальное давление (АсД) 120-139 или диастолическое артериальное давление (АдД) 80-89 мм рт. ст.;
  • 1-я стадия артериальной гипертензии: АсД 140—159 или АдД 90—99 мм рт. ст.;
  • 2-я стадия артериальной гипертензии: АсД > 160 или АдД > 100 мм рт. ст.

По данным сайта https://davlenie.guru/, длительно существующая артериальная гипертензия повышает риск развития почечной недостаточности, инсульта, застойной сердечной недостаточности, инфаркта миокарда. Агрессивный подход к контролю АД снижает летальность и частоту сердечно-сосудистых осложнений артериальной гипертензии, особенно у лиц, имеющих поражение органов-мишеней (почечная недостаточность, поражение сосудов головного мозга, особенно с клиникой энцефалопатии). Ежегодно создаются новые классы антигипертензивных препаратов; анестезиолог должен знать об их потенциальном взаимодействии с анестетиками. Например ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента (АПФ) и антагонисты ангиотензиновых рецепторов (ААР) способны после вводной анестезии приводить к гипотензии, резистентной к лечению обычными средствами. Недавно проведенное двойное слепое исследование показало, что риск развития гипотензии снижается, если эти препараты отменяются более чем за 10 часов до индукции анестезии. Результаты будущих исследований помогут определить оптимальные режимы лечения.

Наркоз при гипертонии (артериальной гипертензии)

А. Клиническое обследование перед операцией

Выявите причины артериальной гипертензии.

Причины артериальной гипертензии

Наиболее частые причины включают:

  1. эссенциальную артериальную гипертензию (гипертоническая болезнь) — 80-90%,
  2. хронические болезни почек 5-10%,
  3. поражения сосудов почек 2-5%,
  4. эндокринную патологию (феохромоцитома, синдром Кушинга, первичный альдостеронизм — синдром Конна) менее 1%,
  5. коарктацию аорты менее 1%,
  6. прочие 1—5%.

Пациенты с прегипертензией (АдД 90) сосудистое сопротивление обычно повышенно, а сердечный выброс может быть нормальным или сниженным. Оцените поражения органов-мишеней. Функцию почек оцените по уровню азота мочевины крови и креатинина, хотя лучше использовать более тонкие исследования. Изучите клинические и лабораторные доказательства ишемии миокарда и оцените его функциональное состояние. Гипертрофия левого желудочка выявляется на ЭКГ и ЭхоКГ. Тщательно собирайте анамнез, уделяя внимание предшествующим инсультам и преходящим неврологическим дефицитам, проведите аускультацию сонных артерий. Изучите все лечение, получаемое больным, продолжите терапию гипотензивными препаратами в периоперационном периоде. Постарайтесь воздержаться от применения ААР, ингибиторов АПФ и диуретиков. Применение β-блокаторов и α2-агонистов должно быть продолжено в периоперационном периоде для предупреждения синдрома отмены; их использование сопровождалось снижением риска внутрибольничной летальности у пациентов высокого риска при проведении объемных некардиологических операций.

Б. Подготовка к операции

В отсутствие хорошо спланированных исследований периоперационного риска у больных с артериальной гипертензией важна клиническая оценка. Многие авторы полагают, что плановые операции могут выполняться при АдД 110 мм рт. ст. Для снижения повышенного АД полезно осторожное назначение анксиолитиков. Оцените хирургический риск, анестезиологический риск и степень поражения органов мишеней.

В. Мониторинг во время наркоза и операции

Объем мониторинга должен основываться на виде операции, степени контроля АД и степени поражения органов-мишеней. Рассмотрите возможность инвазивного мониторирования АД при плохом контроле АД до операции.

Г. Выбор метода наркоза

При любом методе наркоза избегайте колебаний АД, знайте о возможных взаимодействиях между гипотензивными препаратами и анестетиками или вазопрессорами. Узнайте уровень АД в предоперационном периоде и жестко следите за его изменениями в ходе операции (агрессивно лечите увеличение АД на 15% при его длительности более 10-15 мин).

Читать еще:  Всд и жаркая погода

Д. Лечение артериальной гипертензии после операции

Продолжайте введение гипотензивных препаратов в послеоперационном периоде, особенно β-блокаторов и α2-агонистов. Во избежание таких осложнений, как ишемия миокарда, инсульты и кровотечения (особенно на фоне нарушения свертывания крови), лечите гипертензию в послеоперационном периоде.

Наркоз при гипертонии

Этот «страшный» наркоз

Есть такая поговорка: «У медицины болельщиков больше, чем у спорта». Если развить тему, то больше всего в медицине «болельщиков» у анестезиологии. Самое печальное, что среди таких болельщиков часто встречаются и врачи. Не хочу никого обидеть, но очень часто слышу удивительные по безграмотности и невежеству высказывания о наркозе на этот счёт не только от обывателей, но и от хирургов, гинекологов, терапевтов и врачей других специальностей.

Ни один анестезиолог не берётся судить о хирургии или ЛОР болезнях, но практически любой неанестезиолог с удовольствием скажет Вам глубокомысленно что-то вроде «наркоз – всегда наркоз» или «наркоз — не конфетка». Хорошо хоть большинство не повторяет общепринятых глупостей о том, что «наркоз отнимает пять лет жизни у человека» или «действует на сердце».

Про гинекологические заболевания никто не станет спрашивать у травматолога. Тем не менее, вопросы по анестезиологии задают врачам любой специальности, которые, как правило, смыслят в ней не больше остальных обывателей — очень уж специфичный предмет анестезиология. Однажды я столкнулся с таким: пациент пришёл на удаление зуба под наркозом, заплатил за удаление и наркоз, но от наркоза отказался, так как родственница (терапевт) сказала, что от наркоза ВСЕ умирают.

Пациенты, которые идут на операции под общей анестезией с удовольствием пишут в различных форумах, как они боятся «общего наркоза», а хор доброжелателей им вторит: «да, да, наркоз – это как немножечко умереть», «у наркоза масса противопоказаний», «может быть аллергический шок!». Такое ощущение, что без обезболивания можно обойтись и следить за соматическим состоянием пациента во время сложнейших и травматичнейших вмешательств не надо. При этом никто не пишет, что боль весьма и весьма сильно влияет на здоровье, что не всё можно потерпеть, что хирург – это человек, который лишь выполняет операцию, а анестезиолог — как раз тот специалист, который занимается больным.

Всё время операции врач-анестезиолог наблюдает за состоянием пациента не только по клиническим признакам, но и с помощью объективных данных. На экране монитора отображаются: частота пульса, его ритм, кардиоскопия (это почти кардиограмма, только не на бумаге, а на экране), артериальное давление, количество кислорода и углекислого газа в крови и выдыхаемом воздухе и это минимальный набор показателей. При необходимости к нему может быть добавлено ещё такое же количество показателей.

Если взглянуть на анестезиологический монитор (аппарат слежения за пациентом во время операции), то можно увидеть, как подскакивают давление и пульс человека, попавшего в операционную, как они увеличиваются после того, как хирург делает местную анестезию. Мало того, что сами уколы болезненны, препараты, которые местную анестезию вызывают, достаточно токсичны, при попадании в кровь они могут вызвать осложнения, в стоматологические препараты ещё и добавляют адреналин, который однозначно вызывает сужение сосудов – для того и добавляют, — поднимает артериальное давление, потребность миокарда в кислороде и учащение сердцебиения.

Так что местная анестезия не менее, а иногда и более агрессивна, чем анестезия общая .

Что такое общее обезболивание или, как говорят «знатоки» русского языка, «общий наркоз»? Если не вдаваться в подробности, а выделить самое важное для пациента, то общее обезболивание – это такое обезболивание, которое проводит анестезиолог. Пациент совершенно не обязательно должен спать во время общего обезболивания. Иногда достаточно и дремоты – медикаментозно вызванного спокойствия и индифферентности к окружающему миру. Такое состояние называется седацией. Иногда, за счёт такого серьёзного успокоения (седации) пациент засыпает самостоятельно, но в нужный момент просыпается – по команде врача выполняет простые действия (открытоь рот, повернуть голову, поднять конечность и т п.).

Общую анестезию разделяют по разным признакам, но во все виды классификации мы углубляться не будем, а лишь назовём и характеризуем основные виды анестезии, применяемые в практике.

На больших операциях на внутренних органах, расположенных выше диафрагмы, которая отделяет полость грудной клетки от брюшной, как правило, применяется наркоз с искусственной вентиляцией лёгких. а, при операциях на сердце, и с искусственным кровообращением. Препараты для наркоза могут вводиться как внутривенно, так и с вдыхаемым воздухом, или же и тем, и другим способом.

Иногда такой наркоз подкрепляют ещё спинальной (субдуральной) или же эпидуральной анестезией, которые, в свою очередь, могут использоваться самостоятельно. При спинальной анестезии препарат вводится под твёрдую мозговую оболочку в жидкость, омывающую спинной мозг на уровне его сегментов, ответственных за чувствительность в зоне операции. На срок действия анестетика эти сегменты и все те, которые находятся ниже их, становятся нечувствительными к боли, а анестезированные части тела – неподвижными. При эпидуральной анестезии лекарство, её вызывающее, вводится над твёрдой мозговой оболочкой на уровне нервных стволов, отходящих от спинного мозга и, омывая их, вызывает прерывание чувствительных и двигательных нервных импульсов в месте действия лекарства. Органы, расположенные ниже места операции, могут быть и не обезболены. Оба вида такой анестезии считаются щадящими: они наименее агрессивны и обладают достоинствами общей и местной анестезии, при этом, практически, не имея их недостатков.

Эпидуральная анестезия может быть ещё и продлённой. В этом случае над твёрдой мозговой оболочкой ставится тонкий катетер (трубка) который выводится наружу. Его приклеивают к спине пациента и добавляют туда обезболивающие препараты: такое послеоперационное обезболивание является самым эффективным.

Для таких видов обезболивания требуется очень небольшое количество препарата из группы местных анестетиков. До недавнего времени применяли лидокаин, но сейчас предложены препараты, действующие более длительно и эффективно в меньших дозах.

Во время такой анестезии врач может предложить пациенту поспать или состояние седации, чтобы человек не скучал всё то время, пока идёт операция.

Реже встречаются следующие виды анестезии:

  1. сакральная – как вид эпидуральной,
  2. проводниковая – когда анестетик вводится рядом с нервным стволом,
  3. внутривенная – на самостоятельном дыхании – такую часто используют при обезболивании абортов;
  4. и совсем экзотические: плевральная, торакальная, ректальная, внутрикостная и т п.

И ещё немного об амбулаторной анестезиологии и анестезиологии в стоматологии, в частности. Именно наркоз (центральное обезболивание) в современной амбулаторной стоматологии применяется крайне редко и это, как правило, неоправданно – как палить из пушки по воробьям. Оптимальным же на данный момент является проведение седации с одновременным контролем состояния пациента — мониторингом. Это усиливает местную анестезию и снижает необходимое для достижения эффекта количество анестетика. Противопоказаний к данному методу для людей, дошедшими своими ногами до кабинета стоматолога, не существует. По собственным ощущениям пациент спит так же, как и при наркозе, однако просыпается быстро, ориентирован и способен сам передвигаться.

Во время седации все рефлексы пациента (кашлевой, рвотный) сохранены, вербальный контакт сохраняется: врач может попросить выполнить простые команды вроде «открыть пошире рот». Седацию можно проводить сколько угодно раз. Через день и ежедневно. Препараты, которыми достигается седация (никакие наркотические препараты не применяются), очень быстро — в течение нескольких минут — выводятся из организма. Анестезиолог в процессе седации постоянно их добавляет. За несколько минут до окончания операции введение седатиков прекращается, и пациент просыпается сам.

Постоянная форма мерцания предсердий, ишемическая болезнь сердца, гипертоническая болезнь, бронхиальная астма, сахарный диабет и многие другие хронические заболевания не являются противопоказанием для лечения зубов под седацией. Напротив, постоянное аппаратное и клиническое мониторирование врачом-интернистом позволит вовремя медикаментозно предотвратить патологический эксцесс. Кстати, контроль и коррекция состояния страдающего хроническими недугами пациента во время стоматологических операций – основной смысл участия анестезиолога в процессе лечения. Медикаментозный сон, как компонент пособия, может и не присутствовать.

Смертности от седации не существует, а от наркоза настолько мала, что смертность от местной анестезии её превышает. Пристрастие к наркотическим препаратам и алкоголю не является противопоказанием для лечения зубов под седацией, хотя и усложняет задачу анестезиолога.

И, напоследок, ещё одна профессиональная поговорка: «страшен не наркоз, страшен наркотизатор». И некомпетентный человек, дающий советы.

Автор: врач анестезиолог-реаниматолог Кохан Аркадий Миронович

Анестезия и гипертоническая болезнь

А. Богданов, FRCA

Гипертоническая болезнь — очень распространенное заболевание. Например, в США по некоторым оценкам гипертонической болезнью страдает до 15% взрослого населения. Это ни много ни мало — 35 миллионов человек! Естественно, что анестезиолог сталкивается с такими больными практически каждый день.

Тяжесть заболевания увеличивается с возрастом. Однако недавние исследования показали, что значительная часть детей, по крайней мере в США, где было проведено исследование, обладает склонностью к повышенному давлению. По мнению многих экспертов по гипертонической болезни, это состояние развивается в гипертоническую болезнь в более зрелом возрасте, хотя артериальное давление у таких пациентов остается нормальным до 3О-летнеrо возраста.

Физиологические изменения у больных в начальной стадии гипертонической болезни минимальны. Иногда у них выявляется повышенный сердечный выброс, но периферическое сосудистое сопротивление остается при этом нормальным. Иногда отмечается повышение диастолического давления до 95 — 100 мм рт.ст. В эту фазу заболевания не выявляется никаких нарушений со стороньі внутренних органов, поражение которых проявляется в более поздней стадии (головной мозг, сердце, почки). Средняя длительность этой фазы составляет 5 — 10 лет, пока не наступает фаза постоянной диастолической гипертензии с диастолическим давлением постоянно превышающим 100 мм рт.ст. При этом ранее повышенный сердечный выброс снижается до нормы. Наблюдается также повышение периферического сосудистого сопротивления. Клиническая симптоматика в этой фазе заболевания широко варьирует и чаще всего включает в себя головную боль, головокружения, ноктурию. Эта фаза продолжается достаточно дnительно — до 10 лет. Применение медикаментозной терапии в этой фазе приводит к выраженному снижению летальности. А это означает, что анестезилог будет встречаться с больными, получающими достаточно сильные антигипертензивные препараты при относительном отсутствии выраженной кnинической симптоматики.

Через некоторое время повышение периферического сосудистого сопротивления и снижение органного кровотока вызывают нарушения со стороны внутренних органов, чаще всего проявляющимися как:

  1. Гипертрофия левого желудочка с увеличением его кровоснабжения; при этом создаются условия для развития ИБС и сердечной недостаточности.
  2. Почечная недостаточность вследствие прогрессирующего атеросклероза почечных артерий.
  3. Нарушения функции головного мозга в результате как преходящих ишемических эпизодов, так и небольших инсультов.

При отсутствии лечения в этой фазе заболевания прогнозируемая дпительность жизни составляет 2 — 5 лет. Весь описанный процесс может занять гораздо более короткое время — несколько лет, иногда — месяцев, когда заболевание носит особенно злокачественный характер.

Стадии гипертонической болезни суммированы в таблице.

Таблица 1. Стадии гипертонической болезни.

Мифы о наркозе: кому он противопоказан и как часто его можно применять

Многие люди отказываются лечь на операционный стол из-за боязни наркоза. Обоснованы ли эти

Наш эксперт – врач-анестезиолог филиала № 6 Центрального военного клинического госпиталя № 3 им. А. А. Вишневского Минобороны России Александр Рабухин .

Несмотря на то что сегодня большинство людей считают себя весьма «продвинутыми» в вопросах медицины, само слово «наркоз» зачастую имеет для них резко негативную окраску. Даже те, кто в принципе не боится хирургического вмешательства, наркоза, как правило, опасаются. А как же: ведь согласно распространенному обывательскому мифу при общей анестезии якобы можно до конца не заснуть или же есть шанс неожиданно проснуться прямо в процессе операции. А еще многие боятся, что от медикаментозного сна можно не проснуться вообще. К тому же до сих пор живо мнение, что «наркоз отбирает несколько лет жизни». Вряд ли стоит принимать всерьез все эти разнообразные слухи и предрассудки, не имеющие отношения к современной реальности. Причем надо особенно подчеркнуть – именно к современной, потому что некоторая основа у этих страхов все же есть. Но, к счастью, она связана с довольно далекой историей.

Методом проб и ошибок

Хотя общее обезболивание (наркоз) стало использоваться в медицине еще с середины XIX века, в течение многих десятилетий эта область была чисто практической, то есть основанной на методе проб и ошибок. Анестезиология как наука стала складываться только в середине XX века. Еще каких-то полвека назад, в СССР, профессионально анестезиологов не готовили. Проведение наркоза в те далекие времена чаще всего доверяли врачам-хирургам – как правило, тем неудачникам, от которых было мало толку в операционной. Но если человек был не в состоянии научиться хорошо держать в руках скальпель, то трудно было ждать от него идеальной работы и в других областях медицины. Поэтому действительно различные осложнения во время наркоза (вплоть до летального исхода) в те времена были вполне обычным делом. Да и качество применяемых в далеком прошлом препаратов для общего обезболивания и аппаратуры оставляло, прямо сказать, желать лучшего.

Абсолютных противопоказаний нет

Сейчас, когда появились профессионально подготовленные специалисты, а также высокотехнологичное оборудование и современные лекарственные препараты, наркоз реально стал одной из наиболее безопасных вещей в нашей жизни. Для тех, кого лучше всего убеждают цифры, можно привести такой пример: у относительно здорового человека (понятно, что 100%-но здоровому человеку операция обычно не нужна) вероятность тяжелых осложнений от применения наркоза – 1 случай на 200 тысяч операций. То есть риск умереть по дороге в больницу (например, попав в аварию или получив по голове кирпичом или сосулькой с крыши) в 25 раз выше, чем риск смерти в результате общей анестезии.

Анестезия у больных с гипертонической болезнью

Артериальная гипертензия встречается у 25 % пациентов, которым проводятся оперативные вмешательства. Выраженное повышение артериального давления чревато развитием ишемии или инфаркта миокарда, аритмии, сердечной недостаточности, отека легких, увеличением интраоперационной кровопотери, разрывами сосудистых швов, повышением внутричерепного давления, гипертензионной энцефалопатией или внутримозговыми кровоизлияниями.

Читать еще:  Всд и кожа

При сборе анамнеза выявляют тяжесть и длительность артериальной гипертонии. Считается, что гипертоническая болезнь первой и второй стадии не увеличивает риск осложнений в периоперационном периоде (АД систолическое не превышает 180 мм рт ст., а АД диастолическое ниже 110 мм рт ст). Уточняют наличие и выраженность патологических изменений, сопутствующих гипертонической болезни и увеличивающих риск развития осложнений: патологию со стороны почек, наличие ИБС, сердечной недостаточности, инфаркта миокарда, нарушения мозгового кровообращения в анамнезе, поражение органов зрения. Обращают внимание на патологию со стороны почек, надпочечников, щитовидной железы, исключая вторичный характер гипертензии. Следует выяснить, какими гипотензивными препаратами пользуется пациент. Центральные ?-агонисты (клофелин), ?-блокаторы могут вызывать симптом рикошета при их отмене. Кроме того, центральные адреномиметики обладают седативным эффектом и снижают потребность в анестетиках. Диуретики, часто назначаемые таким больным, способствуют развитию электролитных нарушений, в частности гипокалиемии, а калийсберегающие диуретики (спиронолактон, триамтерен) – гиперкалиемии. Эти препараты заведомо снижают объем циркулирующей крови, что без адекватной инфузионной терапии может быть причиной выраженной гипотензии, особенно при индукции анестезии. Имеются данные, что блокаторы ангиотензинпреващающего фермента, в частности каптоприл, иногда вызывают трудно корригируемую гипотензию и гиперкалиемию. Применение ?-блокаторов способствует возникновению брадикардии, АV-блокаде, снижению тонуса миокарда, усилению тонуса бронхов, депрессии.

Брадикардия, депрессия миокарда при применении ?-блокаторов во время анестезии обычно хорошо корригируется атропином, хлористым кальцием, в редких случаях возникает необходимость применения адреномиметиков

Нежелательные последствия приема блокаторов кальциевых каналов (верапамил, дилтиазем) заключаются в снижении сократительной способности миокарда, брадикардии, нарушении проводимости, потенцирование действия недеполяризующих миорелаксантов.

При физикальном обследовании определяют границы сердца с целью уточнения выраженности гипертрофии желудочков. Во время аускультации часто выслушивается пресистолический ритм галопа, связанный с выраженной гипертрофией левого желудочка. При развитии сердечной недостаточности определяются хрипы в легких, протодиастолический ритм галопа. Обращают внимание на наличие периферических отеков (проявление сердечной или почечной недостаточности), возможны признаки гиповолемии: сухость кожных покровов, языка. Измерение артериального давления, по возможности, проводят в положении лежа и стоя.

Если органные изменения не выражены (гипертоническая болезнь I, II стадии), проводят общепринятые лабораторные и инструментальные исследования. Обращают внимание на уровень электролитов крови, креатинина, наличие протеинурии, электрокардиографические изменения, рентгенограмму грудной клетки (с целью определения степени гипертрофии левого желудочка).

При наличии функциональных изменений со стороны внутренних органов следует уточнить их выраженность.

Для этого проводят исследования функционального состояния сердечно-сосудистой системы: ЭКГ с нагрузочными пробами, ИРГТ с пробой на толерантность к физической нагрузке, Эхо-КГ, которая часто позволяет выявить изменения, которые незаметны при ЭКГ и рентгенологическом исследованиях. Если при предварительном обследовании возникло подозрение на наличие почечной недостаточности, проводят углубленное обследование функции почек, включающее определение скорости клубочковой фильтрации, УЗИ почек и т.д. У больных с ранее недиагностированной гипертензией о длительности и тяжести процесса можно судить по степени изменений глазного дна. Чаще всего используют классификацию Кит-Вагнера, предусматривающую разделение больных на 4 группы: 1) констрикция артериол ретины. 2) констрикция и склероз артериол ретины. 3) геморрагии и эксудат в дополнение к первым двум признакам. 4) отек соска зрительного нерва (злокачественная гипертензия).

Относительными противопоказаниями к проведению плановой операции являются диастолическое давление выше 110 мм рт. ст. особенно в сочетании с поражением органов-мишеней (сердце, почки, ЦНС). В таких случаях должна быть проведена медикаментозная коррекция гипертензии.

В предоперационном периоде пациенты, как правило, продолжают прием гипотензивных средств по обычной схеме. С целью уменьшения чувства тревоги, страха и, следовательно, гемодинамических сдвигов, непосредственно перед оперативным вмешательством назначают седативные препараты. В премедикацию чаще всего включают бензодиазепины, по показаниям используют нейролептики, центральные ?-агонисты. У пациентов с артериальной гипертензией широко используются ганглиоблокаторы (арфонад, пентамин). Возможно применение следующей методики: до операции у больного определяют реакцию артериального давления на внутривенное введение гексония или пентамина в дозе 0,2 мг/кг. Если при этом не изменялась величина артериального давления, то такая же доза вводится во время начала анестезии и операции; при наличии гипотензивной реакции доза препарата уменьшается вдвое. Затем повторяют введение такой же дозы и, наконец, вводят «остаток» адаптирующей дозы – 0,35 мг/кг. Инъекции производят через 5 – 7 мин. Для закрепления тахифилаксии и усиления ганглиоплегии ганглиолитик вводят еще раз одномоментно в дозе 0,75 – 1 мг/кг. При необходимости в ходе операции можно повторно вводить препарат в дозе 1 – 3 мг/кг. Таким путем достигается надежная ганглионарная блокада при сохранении артериального давления на нормальном уровне.

В экстренной анестезиологии бывают ситуации, когда у пациента на фоне острой хирургической патологии развивается гипертонический криз. В таком случае до начала операции необходимо попытаться снизить АД до рабочего уровня. Если гипертензия обусловлена стрессовой ситуацией, возможно применение бензодиазепинов (сибазон 5-10 мг), нейролептиков (дробное введение дроперидола по 2,5-5 мг через 5-10 мин). В случае если необходимо добиться быстрого эффекта (гипертоничесий криз с развитием приступа стенокардии, сердечной недостаточности) применяют нитраты, начиная с 25 мкг/мин до достижения желаемого уровня АД. Следует помнить, что чаще всего у пациентов с экстренной хирургической патологией имеется состояние гиповолемии, на фоне которой возможно резкое снижении АД, поэтому гипотензивная терапия должна сочетаться с устранением гиповолемии.

Для проведения анестезии у больных гтпертонической болезнью могут использоваться все известные методики и препараты (исключение составляет кетамин). Выключение сознания во время вводной анестезии осуществляют барбитуратами. Кроме того, хорошо себя зарекомендовала анестезия с применением дипривана, клофелина (150 мкг за 15 мин до операции). Возможно применение нейролептаналгезии. При экстренном оперативном вмешательстве часто используется атаралгезия. В любом случае, учитывая лабильность гемодинамики у пациентов с артериальной гипертензией, требуется адекватная инфузионная терапия в периоперационный период с комбинацией кристаллоидных и коллоидных препаратов. Необходимо обеспечить достаточно глубокий уровень анестезии до проведения травматичных манипуляций (интубации, катетеризации мочевого пузыря, разреза кожи и т.д.). По ходу анестезии АД желательно сохранять на уровне рабочих цифр, однако снижение АД на 20-25% от исходного обычно не вызывает нарушений церебрального кровотока и почечной фильтрации.

Функцию почек контролируют с помощью почасового диуреза. При возникновении во время анестезии гипертензии, необходимо найти ее причину (недостаточная аналгезии, гипоксия и т.д.) и предпринять соответствующие действия. Если нет результата, необходимо воспользоваться гипотензивными средствами — нитропруссидом натрия, нитроглицерином, фентоламином, ганглиоблокаторами, ?-блокаторами (возможно усиление отрцательного инотропного действия ингаляционных анестетиков).

В послеоперационном периоде также необходим тщательный мониторинг АД, по возможности ранняя экстубация. При необходимости проведения продленной вентиляции легких используются седативные препараты. По мере восстановления функционального состояния пациента после операции следует стремиться к более раннему назначению привычной для него схемы терапии. Если гипертензия выявляется впервые, то следует назначить лечение с учетом стадии гипертонической болезни.

Гипертоническая болезнь

Гипертоническая болезнь — одно из наиболее частых сопутствующих заболеваний у лиц, нуждающихся в хирургическом лечении. Не вдаваясь в рассмотрение патогенеза этого состояния, коротко обсудим те опасные последствия, к которым может привести гипертония во время наркоза и операции. Их несколько: 1) повышенная кровоточивость, увеличивающая операционную кровопотерю, 2) высокая чувствительность сердечно-сосудистой системы к различным, в том числе фармакологическим, воздействиям, 3) возможность возникновения кровоизлияния в мозг до, во время и после операции, 4) склонность к развитию острой или прогрессирующей сердечной слабости, особенно если гипертонии сопутствует коронарная недостаточность.

Высокое артериальное давление ставит перед анестезиологом два требования: а) не применять веществ и воздействий, усиливающих гипертонию; б) оградить сердечно-сосудистую систему от рефлекторных влияний, повышающих артериальное давление. Именно высокой активностью сосудистых рефлексов и объясняется та легкость, с которой возникают тяжелые гипертонические кризы. Начавшийся во время наркоза и операции острый подъем давления может стать причиной инсульта, острой слабости сердца. Особенно склонны к инсультам больные с так называемой гипертонической энцефалопатией и мозговыми расстройствами в прошлом.

Из специальных терапевтических воздействий для расширения сосудов мозга используют эуфиллин (синтофиллин), эффективность которого, однако, оспаривается. Лассен (Lassen, 1959) приводит данные о том, что эуфиллин вызывает у людей отчетливое снижение церебрального кровотока примерно на 25%. Поэтому основным путем профилактики спазма церебральных сосудов и инсульта, очевидно, должно быть снижение тонуса сосудов в целом, и исключение гипертензивных кризов.

Наконец, гипертонические кризы опасны еще в одном отношении. Резкое, обычно внезапное возрастание сосудистого сопротивления может вызвать перегрузку сердца и острую левожелудочковую недостаточность. Таким образом, борьба с повышенным кровяным давлением вообще, и нарастанием гипертонии в ходе операции в особенности, стоит в центре усилий анестезиолога. В предоперационном периоде с участием терапевта предпринимаются меры к снижению артериального давления и ликвидации кризов. Для этой же цели в ходе наркоза и операции используются ганглиолитики, допускающие возможность управления уровнем артериального давления. Дозировка этих веществ строго индивидуальна и во всяком случае заведомо меньше той, которая считается оптимальной для больных с нормальным давлением. Так, начальная доза гексония обычно составляет 20—25 мг, пентамина 30—50 мг. Арфонад вводится капельно в виде 0,1% раствора со скоростью 60—100 капель вначале и 10—15 капель в последующем в зависимости от избранного уровня артериального давления. Иногда начальные дозы гексония и пентамина оказываются недостаточными и их приходится увеличивать, руководствуясь уровнем артериального давления.

Этот путь пока что представляется наиболее реальным и действенным из всех имеющихся. Но не будем забывать и о теневых сторонах этого направления. При гипертонической болезни клеточный обмен адаптирован к высокому артериальному давлению и всякое значительное снижение его быстро приводит к симптомам кислородного голодания. Тем не менее, ганглионарный блок выгоден в связи с защитой сердечно-сосудистой системы от чрезмерных рефлекторных влияний. Только он может полностью и с наименьшим риском предупредить гипертонические кризы. Отсюда напрашивается следующий логический вывод: снижение артериального давления должно быть умеренным (не более чем на 30—40 мм от исходного высокого уровня), а перерыв передачи в ганглиях, по возможности, полным. Если вдуматься в приведенные мотивы, то не может не прийти в голову мысль о целесообразности ганглионарного блока без гипотонии (точнее с умеренной гипотонией) при вмешательствах у этих больных.

Сугубо анестезиологические вопросы. Так же как и в предыдущих главах, попытаемся теперь уточнить общие требования к анестезии для больных с патологией сердечно-сосудистой системы.

1. Избранный метод обезболивания должен обеспечивать усиленную подачу кислорода в кровь и адекватное удаление углекислоты на всех этапах вмешательства. Крайне необходима хорошая управляемость наркозом.

2. Для премедикации и анестезии могут применяться лишь те средства, которые не вызывают резких колебаний кровяного давления, не угнетают миокард и не повышают его раздражимость.

3. Все факторы, создающие повышенную нагрузку на циркуляторную систему (психическое напряжение перед операцией, возбуждение в периоде индукции, избыточные внутривенные вливания и др.) крайне опасны и должны быть исключены.

4. Своими мероприятиями анестезиолог должен поддерживать стабильный состав и объем крови (своевременное и полноценное возмещение кровопотери, учет и компенсация сдвигов рН, и электролитного состава крови), обеспечивать питание миокарда и защищать его от вредных влияний рефлекторного порядка.

С точки зрения выбора наркотика, средств премедикации и дополнительных фармакологических воздействий, возможности анестезиолога ограничены, тогда как задачи, стоящие перед ним, весьма многообразны. Из большого арсенала средств годны лишь те, которые не угнетают миокард, не вызывают гипотонии и не задерживают пробуждения больного. По этой причине приходится значительно сокращать дозу тиопентала и отказываться от той техники наркотизации, которая предусматривает повторное введение этого вещества. Вместе с тем, тиопентал и здесь остается препаратом выбора для вводного наркоз. Опасен не столько сам препарат, сколько неумелое применение его. Медленное введение его в минимальной дозе (0,2—0,25 г в 2% растворе) на фоне избыточной подачи кислорода через маску или катетер позволяет избежать гипотонии, угнетения дыхания и гипоксии. Три агента — закись азота, эфир и циклопропан более всего отвечают требованиям как средства поддержания наркоза. Неглубокий интубационный эфирный наркоз (I уровень III стадии) или ингаляция закиси азота после легкой премедикации, проводимые на фоне полного мышечного расслабления, ганглионарного блока без гипотонии с управляемым дыханием наиболее доступны и вполне безопасны у разбираемой категории больных. Несмотря на продолжающееся повсеместное господство эфира, против которого нет веских возражений и у этой группы больных, следует помнить о гипергликемии, ацидотических сдвигах и возможном нарушении функции печени. По этим мотивам, а также в виду длительной посленаркозной депрессии закиси азота отдается предпочтение. Разумеется, наркоз закисью азота не должен быть гипоксическим. В последнем случае неустойчивая компенсация функций сердечно-сосудистой системы переходит в явную, а явная в угрожающую.

Оптимальным соотношением закиси азота и кислорода в наркотической смеси для анестезии больных с патологией сердца нужно считать 1:1. Такую пропорцию газов удается легко поддерживать, если вслед за интубацией в течение 3— 5 минут гипервентилировать легкие высокими концентрациями эфира, а после восстановления самостоятельного дыхания (когда действие дитилина закончится) перейти на полуоткрытый контур с подачей больному I л кислорода и 1 л веселящего газа В условиях ганглионарного блока в спокойные этапы операции нам удается поддерживать наркоз ингаляций 1,5 л кислорода и 1 л закиси азота без кураризации. Хорошим дополнением к закиси азота является внутривенное введение местных анестетиков или виадрила, о чем мы уже говорили прежде. При обширных чревосечениях и торакотомиях наши симпатии всегда на стороне закиси азота особенно когда речь идет о рискованных операциях у лиц пожилого возраста и пациентов, имеющих, кроме сопутствующих заболеваний сердца, недостаточность функции печени и почек. Благоприятно протекают под газовым наркозом неотложные .вмешательства по поводу «острого живота» у больных с явлениями перитонита и интоксикации на почве кишечной непроходимости, о чем будет речь дальше.

Читать еще:  Вазоренальная гипертензия дифференциальная диагностика

При введении наркоза циклопропаном практически не ограничивается подача кислорода (75—80 об,% O2). Однако способность его повышать артериальное давление и возбудимость миокарда не позволяет рекомендовать этот наркотик для больных с сердечно-сосудистой патологией. Впрочем на этот счет есть и другие мнения. Циклопропан в сочетании с закисью азота и кислородом находит применение (по методу Шейна—Ашмана) с хорошими результатами.

Наркоз при гипертонии

Этот «страшный» наркоз

Есть такая поговорка: «У медицины болельщиков больше, чем у спорта». Если развить тему, то больше всего в медицине «болельщиков» у анестезиологии. Самое печальное, что среди таких болельщиков часто встречаются и врачи. Не хочу никого обидеть, но очень часто слышу удивительные по безграмотности и невежеству высказывания о наркозе на этот счёт не только от обывателей, но и от хирургов, гинекологов, терапевтов и врачей других специальностей.

Ни один анестезиолог не берётся судить о хирургии или ЛОР болезнях, но практически любой неанестезиолог с удовольствием скажет Вам глубокомысленно что-то вроде «наркоз – всегда наркоз» или «наркоз — не конфетка». Хорошо хоть большинство не повторяет общепринятых глупостей о том, что «наркоз отнимает пять лет жизни у человека» или «действует на сердце».

Про гинекологические заболевания никто не станет спрашивать у травматолога. Тем не менее, вопросы по анестезиологии задают врачам любой специальности, которые, как правило, смыслят в ней не больше остальных обывателей — очень уж специфичный предмет анестезиология. Однажды я столкнулся с таким: пациент пришёл на удаление зуба под наркозом, заплатил за удаление и наркоз, но от наркоза отказался, так как родственница (терапевт) сказала, что от наркоза ВСЕ умирают.

Пациенты, которые идут на операции под общей анестезией с удовольствием пишут в различных форумах, как они боятся «общего наркоза», а хор доброжелателей им вторит: «да, да, наркоз – это как немножечко умереть», «у наркоза масса противопоказаний», «может быть аллергический шок!». Такое ощущение, что без обезболивания можно обойтись и следить за соматическим состоянием пациента во время сложнейших и травматичнейших вмешательств не надо. При этом никто не пишет, что боль весьма и весьма сильно влияет на здоровье, что не всё можно потерпеть, что хирург – это человек, который лишь выполняет операцию, а анестезиолог — как раз тот специалист, который занимается больным.

Всё время операции врач-анестезиолог наблюдает за состоянием пациента не только по клиническим признакам, но и с помощью объективных данных. На экране монитора отображаются: частота пульса, его ритм, кардиоскопия (это почти кардиограмма, только не на бумаге, а на экране), артериальное давление, количество кислорода и углекислого газа в крови и выдыхаемом воздухе и это минимальный набор показателей. При необходимости к нему может быть добавлено ещё такое же количество показателей.

Если взглянуть на анестезиологический монитор (аппарат слежения за пациентом во время операции), то можно увидеть, как подскакивают давление и пульс человека, попавшего в операционную, как они увеличиваются после того, как хирург делает местную анестезию. Мало того, что сами уколы болезненны, препараты, которые местную анестезию вызывают, достаточно токсичны, при попадании в кровь они могут вызвать осложнения, в стоматологические препараты ещё и добавляют адреналин, который однозначно вызывает сужение сосудов – для того и добавляют, — поднимает артериальное давление, потребность миокарда в кислороде и учащение сердцебиения.

Так что местная анестезия не менее, а иногда и более агрессивна, чем анестезия общая .

Что такое общее обезболивание или, как говорят «знатоки» русского языка, «общий наркоз»? Если не вдаваться в подробности, а выделить самое важное для пациента, то общее обезболивание – это такое обезболивание, которое проводит анестезиолог. Пациент совершенно не обязательно должен спать во время общего обезболивания. Иногда достаточно и дремоты – медикаментозно вызванного спокойствия и индифферентности к окружающему миру. Такое состояние называется седацией. Иногда, за счёт такого серьёзного успокоения (седации) пациент засыпает самостоятельно, но в нужный момент просыпается – по команде врача выполняет простые действия (открытоь рот, повернуть голову, поднять конечность и т п.).

Общую анестезию разделяют по разным признакам, но во все виды классификации мы углубляться не будем, а лишь назовём и характеризуем основные виды анестезии, применяемые в практике.

На больших операциях на внутренних органах, расположенных выше диафрагмы, которая отделяет полость грудной клетки от брюшной, как правило, применяется наркоз с искусственной вентиляцией лёгких. а, при операциях на сердце, и с искусственным кровообращением. Препараты для наркоза могут вводиться как внутривенно, так и с вдыхаемым воздухом, или же и тем, и другим способом.

Иногда такой наркоз подкрепляют ещё спинальной (субдуральной) или же эпидуральной анестезией, которые, в свою очередь, могут использоваться самостоятельно. При спинальной анестезии препарат вводится под твёрдую мозговую оболочку в жидкость, омывающую спинной мозг на уровне его сегментов, ответственных за чувствительность в зоне операции. На срок действия анестетика эти сегменты и все те, которые находятся ниже их, становятся нечувствительными к боли, а анестезированные части тела – неподвижными. При эпидуральной анестезии лекарство, её вызывающее, вводится над твёрдой мозговой оболочкой на уровне нервных стволов, отходящих от спинного мозга и, омывая их, вызывает прерывание чувствительных и двигательных нервных импульсов в месте действия лекарства. Органы, расположенные ниже места операции, могут быть и не обезболены. Оба вида такой анестезии считаются щадящими: они наименее агрессивны и обладают достоинствами общей и местной анестезии, при этом, практически, не имея их недостатков.

Эпидуральная анестезия может быть ещё и продлённой. В этом случае над твёрдой мозговой оболочкой ставится тонкий катетер (трубка) который выводится наружу. Его приклеивают к спине пациента и добавляют туда обезболивающие препараты: такое послеоперационное обезболивание является самым эффективным.

Для таких видов обезболивания требуется очень небольшое количество препарата из группы местных анестетиков. До недавнего времени применяли лидокаин, но сейчас предложены препараты, действующие более длительно и эффективно в меньших дозах.

Во время такой анестезии врач может предложить пациенту поспать или состояние седации, чтобы человек не скучал всё то время, пока идёт операция.

Реже встречаются следующие виды анестезии:

  1. сакральная – как вид эпидуральной,
  2. проводниковая – когда анестетик вводится рядом с нервным стволом,
  3. внутривенная – на самостоятельном дыхании – такую часто используют при обезболивании абортов;
  4. и совсем экзотические: плевральная, торакальная, ректальная, внутрикостная и т п.

И ещё немного об амбулаторной анестезиологии и анестезиологии в стоматологии, в частности. Именно наркоз (центральное обезболивание) в современной амбулаторной стоматологии применяется крайне редко и это, как правило, неоправданно – как палить из пушки по воробьям. Оптимальным же на данный момент является проведение седации с одновременным контролем состояния пациента — мониторингом. Это усиливает местную анестезию и снижает необходимое для достижения эффекта количество анестетика. Противопоказаний к данному методу для людей, дошедшими своими ногами до кабинета стоматолога, не существует. По собственным ощущениям пациент спит так же, как и при наркозе, однако просыпается быстро, ориентирован и способен сам передвигаться.

Во время седации все рефлексы пациента (кашлевой, рвотный) сохранены, вербальный контакт сохраняется: врач может попросить выполнить простые команды вроде «открыть пошире рот». Седацию можно проводить сколько угодно раз. Через день и ежедневно. Препараты, которыми достигается седация (никакие наркотические препараты не применяются), очень быстро — в течение нескольких минут — выводятся из организма. Анестезиолог в процессе седации постоянно их добавляет. За несколько минут до окончания операции введение седатиков прекращается, и пациент просыпается сам.

Постоянная форма мерцания предсердий, ишемическая болезнь сердца, гипертоническая болезнь, бронхиальная астма, сахарный диабет и многие другие хронические заболевания не являются противопоказанием для лечения зубов под седацией. Напротив, постоянное аппаратное и клиническое мониторирование врачом-интернистом позволит вовремя медикаментозно предотвратить патологический эксцесс. Кстати, контроль и коррекция состояния страдающего хроническими недугами пациента во время стоматологических операций – основной смысл участия анестезиолога в процессе лечения. Медикаментозный сон, как компонент пособия, может и не присутствовать.

Смертности от седации не существует, а от наркоза настолько мала, что смертность от местной анестезии её превышает. Пристрастие к наркотическим препаратам и алкоголю не является противопоказанием для лечения зубов под седацией, хотя и усложняет задачу анестезиолога.

И, напоследок, ещё одна профессиональная поговорка: «страшен не наркоз, страшен наркотизатор». И некомпетентный человек, дающий советы.

Автор: врач анестезиолог-реаниматолог Кохан Аркадий Миронович

Анестезия и гипертоническая болезнь

А. Богданов, FRCA

Гипертоническая болезнь — очень распространенное заболевание. Например, в США по некоторым оценкам гипертонической болезнью страдает до 15% взрослого населения. Это ни много ни мало — 35 миллионов человек! Естественно, что анестезиолог сталкивается с такими больными практически каждый день.

Тяжесть заболевания увеличивается с возрастом. Однако недавние исследования показали, что значительная часть детей, по крайней мере в США, где было проведено исследование, обладает склонностью к повышенному давлению. По мнению многих экспертов по гипертонической болезни, это состояние развивается в гипертоническую болезнь в более зрелом возрасте, хотя артериальное давление у таких пациентов остается нормальным до 3О-летнеrо возраста.

Физиологические изменения у больных в начальной стадии гипертонической болезни минимальны. Иногда у них выявляется повышенный сердечный выброс, но периферическое сосудистое сопротивление остается при этом нормальным. Иногда отмечается повышение диастолического давления до 95 — 100 мм рт.ст. В эту фазу заболевания не выявляется никаких нарушений со стороньі внутренних органов, поражение которых проявляется в более поздней стадии (головной мозг, сердце, почки). Средняя длительность этой фазы составляет 5 — 10 лет, пока не наступает фаза постоянной диастолической гипертензии с диастолическим давлением постоянно превышающим 100 мм рт.ст. При этом ранее повышенный сердечный выброс снижается до нормы. Наблюдается также повышение периферического сосудистого сопротивления. Клиническая симптоматика в этой фазе заболевания широко варьирует и чаще всего включает в себя головную боль, головокружения, ноктурию. Эта фаза продолжается достаточно дnительно — до 10 лет. Применение медикаментозной терапии в этой фазе приводит к выраженному снижению летальности. А это означает, что анестезилог будет встречаться с больными, получающими достаточно сильные антигипертензивные препараты при относительном отсутствии выраженной кnинической симптоматики.

Через некоторое время повышение периферического сосудистого сопротивления и снижение органного кровотока вызывают нарушения со стороны внутренних органов, чаще всего проявляющимися как:

  1. Гипертрофия левого желудочка с увеличением его кровоснабжения; при этом создаются условия для развития ИБС и сердечной недостаточности.
  2. Почечная недостаточность вследствие прогрессирующего атеросклероза почечных артерий.
  3. Нарушения функции головного мозга в результате как преходящих ишемических эпизодов, так и небольших инсультов.

При отсутствии лечения в этой фазе заболевания прогнозируемая дпительность жизни составляет 2 — 5 лет. Весь описанный процесс может занять гораздо более короткое время — несколько лет, иногда — месяцев, когда заболевание носит особенно злокачественный характер.

Стадии гипертонической болезни суммированы в таблице.

Таблица 1. Стадии гипертонической болезни.

Мифы о наркозе: кому он противопоказан и как часто его можно применять

Многие люди отказываются лечь на операционный стол из-за боязни наркоза. Обоснованы ли эти

Наш эксперт – врач-анестезиолог филиала № 6 Центрального военного клинического госпиталя № 3 им. А. А. Вишневского Минобороны России Александр Рабухин .

Несмотря на то что сегодня большинство людей считают себя весьма «продвинутыми» в вопросах медицины, само слово «наркоз» зачастую имеет для них резко негативную окраску. Даже те, кто в принципе не боится хирургического вмешательства, наркоза, как правило, опасаются. А как же: ведь согласно распространенному обывательскому мифу при общей анестезии якобы можно до конца не заснуть или же есть шанс неожиданно проснуться прямо в процессе операции. А еще многие боятся, что от медикаментозного сна можно не проснуться вообще. К тому же до сих пор живо мнение, что «наркоз отбирает несколько лет жизни». Вряд ли стоит принимать всерьез все эти разнообразные слухи и предрассудки, не имеющие отношения к современной реальности. Причем надо особенно подчеркнуть – именно к современной, потому что некоторая основа у этих страхов все же есть. Но, к счастью, она связана с довольно далекой историей.

Методом проб и ошибок

Хотя общее обезболивание (наркоз) стало использоваться в медицине еще с середины XIX века, в течение многих десятилетий эта область была чисто практической, то есть основанной на методе проб и ошибок. Анестезиология как наука стала складываться только в середине XX века. Еще каких-то полвека назад, в СССР, профессионально анестезиологов не готовили. Проведение наркоза в те далекие времена чаще всего доверяли врачам-хирургам – как правило, тем неудачникам, от которых было мало толку в операционной. Но если человек был не в состоянии научиться хорошо держать в руках скальпель, то трудно было ждать от него идеальной работы и в других областях медицины. Поэтому действительно различные осложнения во время наркоза (вплоть до летального исхода) в те времена были вполне обычным делом. Да и качество применяемых в далеком прошлом препаратов для общего обезболивания и аппаратуры оставляло, прямо сказать, желать лучшего.

Абсолютных противопоказаний нет

Сейчас, когда появились профессионально подготовленные специалисты, а также высокотехнологичное оборудование и современные лекарственные препараты, наркоз реально стал одной из наиболее безопасных вещей в нашей жизни. Для тех, кого лучше всего убеждают цифры, можно привести такой пример: у относительно здорового человека (понятно, что 100%-но здоровому человеку операция обычно не нужна) вероятность тяжелых осложнений от применения наркоза – 1 случай на 200 тысяч операций. То есть риск умереть по дороге в больницу (например, попав в аварию или получив по голове кирпичом или сосулькой с крыши) в 25 раз выше, чем риск смерти в результате общей анестезии.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector